Библиотека Озода  Шарафиддинова

 

Жизнь и творчество известного ученого, литературоведа тонкого мыслителя Озода Шарафиддинова,  моего отца, на сегодняшний день изучается подробно и последовательно.  В статьях и исследованиях о нем, многие отмечают  его отношение к книге, его безмерную любовь к ней. Однако библиофильство отца многие исследователи представляют обычно как очень большое увлечение, не связанное с творчеством  ученого. У любого человека, знающего Озода Шарафиддинова, возникает естественный  вопрос: как ученый стал таким выдающимся библиофилом, в чем корни его книжной одержимости, в чем особенность такого феномена? А ведь именно книга формировала его творчество, формировала его как личность, придавая неповторимый характер его творчеству и образу жизни. Именно книга дала ему колоссальный, обширнейший и глубочайший опыт жизни, сделала его человеком интеллигентным и мудрым, развив в нем не только чувство красоты, но и понимание жизни  во всех ее сложностях.  Книга для отца превратилась в источник дарования, в цель жизни, и, в конце концов, превратилась  в его судьбу.

Библиофильство и книгособирательство не поддается краткому описанию, а требует специального  исследования. Поэтому данная статья  – это лишь короткий взгляд на его библиотеку, желание познакомить читателя с тем миром колоссального богатства, с миром чудес,  который окружал отца всю жизнь.

Книги, по собственному  признанию отца,  он начал собирать с  11 лет. В 1957 году  мы переехали в многоэтажный  дом, расположенный   на Чиланзаре.   Вместе  с нами, в  этот дом въехали многие тогда молодые писатели и ученые, среди которых  были Саид Ахмад, Адыл Якубов, Рахмат Маджиди, Самиг Абдукаххар, Пулат Мумин, Александр Удалов, Анна Алматинская, Шахрат, Вахоб Рузиматов, Зохиджан Абидов, Талиб Юлдаш, Азиз Абдураззак, В.Иванов, Владимир Липкин, Иззат Султан, Рахмон Бахром, Юсуф Болат, Дж. Абдуллаханов, Мовлон Икром и др. Сегодня – они представляют лучшие ряды узбекской литературы и культуры. К сожалению, многих уже нет в живых. Недавно, народный писатель Узбекистана Адыл Якубов, в своей статье, посвященной 80-летию отца, опубликованной в газете «Ўзбекистон адабиёти ва санъати», пишет: «прошелся слух, что    в наш дом  заселяется известный ученый  Озод Шарафиддинов. Говорят, у него так много книг, что  в одну машину они не вмещаются».  Это были 50-е годы. Однако отец продолжал собирать книги до конца своей жизни.

 Отец не просто любил собирать книги, это  был внимательный и тонко чувствующий читатель. Он обладал потрясающей способностью открывать в пестрой мешанине  книг нужные тона и голоса, которые могли сказать ему что-то важное и существенное. Удивительно, что и отношение к книге у него особенное. Он  держал ее как-то по-особому, боясь уронить, ласково  разговаривая с ней, трепетно распрямляя  и поглаживая  ее страницы. Человек по природе открытый, душевный, ничего не жалеющий для других (например, он мог отдать своим знакомым на пользование машину, дом, дачу и т.д.),  старался  никому не давать книг. Если даже отдавал, то непременно следил, чтобы ему  вернули вовремя.

Многие книги он читал с карандашом в руках, делая особые пометки на полях. Сегодня, когда его уже нет с нами, его записи  и пометки на страницах книг служат для нас ценнейшим своеобразным путеводителем в мир его мыслей и размышлений.

Чтение не было для него случайным занятием, так как слишком ценил свое время, чтобы тратить его на чтение  пустых романов. Поэтому он читал по четко продуманной системе отбора. В его архиве есть списки с указанием произведений и авторов, которые он намеревался прочесть. Это была его собственная, составленная для себя, программа для чтения. Читал книги, не как попало, не в любое время, не слишком быстро и не одну за другой, а лишь в часы, наиболее благоприятные  для восприятия мозга. Чтение для него – это вид определенной умственной работы, один из способов интеллектуального развития.  Даже в самом конце жизни, когда наступили его последние часы, прощаясь с нами, с близкими людьми, он просил сберечь и сохранить его книги и рукописи. Сегодня, каждый раз, когда я прихожу к нему в библиотеку, прежде всего я ощущаю его присутствие в ней. Было уже несколько случаев, когда мне необходимо было найти нужную книгу в огромной массе. В результате безуспешных поисков, я мысленно обращалась к отцу с просьбой помочь найти ее. Удивительно, что не проходило даже нескольких минут, как нужная мне книга оказывалась у меня в руках. Более того, именно в его библиотеке,  мысль формируется иначе, человек начинает размышлять, яснее, логичнее и т.д. Книгу, прочитанную в библиотеке отца, воспринимаешь  по-другому. Самое удивительное, что в этом огромном количестве книг нет ни одной случайной, ненужной книги, они все были необходимы ему для  работы, для пользования. Действительно, книги отца – больше , чем просто книги, это своего рода живой организм, который жил и развивался вместе с ним.

В его библиотеке есть такие книги, прочитав один раз, он по нескольку раз возвращался к ним. Это такие произведения как «Алхимия слова» известного польского писателя Яна Парандовского, «Портрет Дориана Грея» Оскара Уальда,  «Исповедь» Льва Толстого,  «Плаха», Ч.Айтматова,  «Остановите самолет, я выйду» Э.Севелы и т. д. Позже, многие из них  он перевел на узбекский язык.

Он всю свою жизнь пропагандировал книгу. Он написал множество статей, интервью, в которых главным героем являются книги. Это такие статьи как «Биринчи мўъжиза» (1968), «В библиотеке писателя» (о библиотеке Абдуллы Каххара) (1986), «Хазина» (1989), «Беқиес хазина»(1999), «Қутлуғ қон»нинг шарофати»(2001), Китоб менинг тақдиримда» (2004). Он написал огромное количество рецензий к произведениям как узбекских, так и зарубежных писателей, эссе, вступительные статьи, предисловия и послесловия  к книгам и т.д.  Среди них эссе о таких писателях как В.Быков,  Ч.Айтматов, А. Рыбаков, Р.Гамзатов,  Балдауф И. , Г.Мусрепов,  А.Фадеев,  Ю.Суровцев, Л.Толстой и др.  Пропаганда заключалась еще и в том, что он на протяжении всех лет он занимался переводами различных жанров литературы – романы, повести, рассказы, пьесы,  литературно-критические статьи, эссе, философские трактаты, выступления  политических деятелей, воспоминания писателей и т.д.

Библиотеку Озода Шарафиддинова  составляет несколько тысяч томов.

            Отец следовал в жизни следующему принципу, высказанному Г.Гессе: «если какая-нибудь книга при первом, возможно случайном, знакомстве произвела на тебя достаточно глубокое впечатление, то некоторое время спустя премини прочесть ее еще раз! И книгу, которую ты прочел с наслаждением дважды, нужно купить обязательно».  Так как при повторном чтении обнаруживается  истинная сущность книги и становится очевидным внутренняя жизненная ценность книги,  своеобразие красоты и  сила изображения. Он считал, что необходимо иметь собственный экземпляр своей книги и брать его в руки, когда заблагорассудится. Это было наслаждение для него большее, чем одалживать ее где-то или просить у кого-то на несколько дней или часов.

Самым принципиальным для него было следующее: он никогда не выносил своего суждения, пока сам не прочтет и не убедится в том, какая это книга. Он всегда имел свое личное суждение о ней.

Когда речь шла о том или ином писателе, для отца было важно все: сами книги, романы, повести, стихи, новеллы, драмы и т.д. Он считал, что о великих писателях можно многое узнать из их же произведений. Но в то же время, он считал, что преждевременное чтение монографий и жизнеописаний можно испортить впечатление о писателе. Он получал наслаждение оттого, что сам познавал того или иного писателя, что самому удавалось составить представление о нем. И только после ознакомления с собственным творчеством писателя, необходимо переходить к изучению его творчества. В его библиотеке существует много специальной литературы, посвященной творчеству того или иного писателя – это монографии, литературно-критические статьи, сборники рецензий и т.д. Однако и этого недостаточно для него. Вслед за художественными произведениями, он не пренебрегал письмами и дневниками писателей, воспоминания писателей мировой литературы, государственных деятелей, философов и т.д. Среди них  интересны следующие: «Воспоминания об Александре Блоке» М.А. Бекетовой, «Раздумья и воспоминания» украинского писателя М.Бажана, «Последний год Достоевского» И.Волгина, «Уход и смерть Льва Толстого» Б. Мейлаха и т.д. В его библиотеке существует огромная переписка М. Лермонтова,  М. Горького, дневники Е.Шварца и др. Интересен «Дневник» старшей дочери Л.Н.Толстого Т.Л. Сухотиной – Толстой, в котором получила отражение своеобразная, интересная жизнь дома Толстых. Не менее интересны  «Воспоминания»  жены Ф.М.Достоевского А.Г. Достоевской. В них отчетливо виден Достоевский – семьянин и нежный отец. Этот же ряд пополнила книга многолетнего секретаря Гете И.П.Эккермана «Разговор с Гете», в которой описаны последние годы жизни великого немецкого писателя. Эта книга представляет собой один из ценнейших источников  для изучения личности Гете, его взглядов на литературу, искусство, историю, философию, естествознание и др.  Сюда же можно причислить научные и эссеистические произведения выдающихся писателей, в которых выявляется мировоззрение автора, и при чтении которых познаешь не только сам предмет, но и не в меньшей мере также и значимость, ценностное своеобразие личности сочинителя.

Отец очень большое внимание обращал на переплет и на то, как издана книга. Ему приносило огромное удовольствие и наслаждение, когда он первый доставал книгу или журнал с каким-нибудь новым произведением и особенно, первое издание. Он получал наслаждение оттого, что держал в руках книгу, которую когда-то держали в руках и боготворили  целые поколения. Для отца – самообразование был стремлением к духовному и душевному усовершенствованию. Книга обогащала и укрепляла его сознание. Он считал, что подлинное образование он может получить только при помощи книги, это придавало ему  смысл его жизни, помогало истолковывать  прошлое и быть готовым к будущему. И он считал, что один из важнейших путей, ведущих к подлинному образованию, является изучение всемирной библиотеки. Поэтому он всю свою жизнь собирал произведения мировой литературы. Он также понимал, что путь изучения этой литературы бесконечен, так как одной жизни человека не хватит, чтобы прочитать все эти книги.  Его мечтой было следующее – иметь много места для книг и выставить книги в один ряд, чтобы любимые книги были легкодоступны, удобны, чтобы их можно было бы встряхивать регулярно, чтобы в любое время можно было достать любую книгу. Полки были сделаны так, что внизу  располагались закрытые шкафы, определенной глубины и высоты. Стеллажи были расположены  в светлых комнатах, где много воздуха.  Он постоянно соблюдал чистоту и опрятность по отношению к книгам, регулярно стряхивая с них пыль и  выколачивая их. Сначала в этом деле помогали ему мы, дети – я и мои братья – Шерзод и Алишер, позже – внуки и внучки. Это было самое любимое занятие деда с внуками – выколачивать книги и расставлять их на место. Каждый раз, обращаясь к детям, отец  требовал правильно прочитать название книги, имена и фамилии авторов и составителей,  аннотацию к книге, где она издана, Сам же, как бы между делом,  рассказывал историю этой книги, биографию автора, историю написания этого произведения и т.д. При чем, он это делал доступно для детского сознания, уделяя внимание именно на те стороны, которые могли бы заинтересовать ребенка. Это был самый важный момент воспитания дедушки своих внуков, он, использовал свой метод прививания любви  к книге, не навязчиво, не заставляя, но при этом,  рассказывая то, что будет небезразличным для детского сознания. В детстве книжные стеллажи даже служили нам одним из любимых мест для наших игр. Мы, дети,  обращались друг к другу, кто быстрее найдет ту или иную книгу, правильно назовет фамилию автора, или даже расскажет содержание книги.  Для этого, нужно было знать ее местонахождение, полку, ряд и т.д. Это доставляло нам немало радости.  Отец  постоянно руководил нашим чтением, предостерегал от  низкопробных романов, воспитывал наш читательский вкус, всегда учитывал наш возраст и мировоззрение при чтении книг. Помню, со мной был такой случай.  Я начала много читать с 13 - 14 лет. Читала почти по роману в день, захлебывалась произведениями  Марка Твена, Фенимора Купера, О Генри, С.Цвейга, Майн Рида и т.д. Естественно, моих родителей  такое отношение к книге очень  радовало. Но меня уже невозможно было остановить,  и я,  наконец,  добралась до «Анны Карениной» Л.Толстого.  И вдруг, отец, неожиданно для меня, забрал книгу Толстого и запретил ее читать. Он объяснил, что в возрасте 14 лет я могу неправильно истолковать то главное и существенное, что хочет сказать писатель. К «Анне Карениной» я вернулась  несколько позже - уже в студенческие годы.

В каждом шкафу книги были расположены в том порядке, который был удобен для отца. К сожалению, в библиотеке отсутствовали каталоги. У него для этого катастрофически не хватало времени. Однако, в библиотеке, состоящей  из нескольких тысяч томов, не упорядоченной ни по алфавиту, ни по хронологии, отец установил сугубо личную иерархию. О какой бы книге его не спросили,  он  доставал  ее немедленно, безошибочно подойдя к нужному шкафу и к нужной полке, а позднее, когда он тяжело заболел и не сразу мог подойти к той или иной полке, он  называл точное местонахождение книги, полку, ряд, какая книга стоит рядом. Вот настолько он хорошо знал свою  библиотеку.  

Книги находились и в его спальне. Они были  необходимы  для ежедневной работы.  Письменный стол был завален книгами современных писателей с дарственными  надписями. Он обязательно их прочитывал  или просматривал,  и только потом они занимали свое место в шкафу.

При собирании книги для отца важно было издание. Он старался всегда подбирать хорошие издания. Речь идет не о дорогих книгах. Речь идет о книгах, над которыми издатели поработали добросовестно и тщательно. Для папы был важен крепкий переплет книги, ибо она будет служить долго. Очень важны выходные данные книги, важно предисловие, которое отражает суть этой книги, сведения об авторе, подробности его жизни, биографические подробности, связанные с написанием данной книги и т.д. Для него было важно, чтобы тексты любого издания были выверены, он не терпел огрехов, ошибок.

Приобретая книги, составляя свою библиотеку, отец придерживался следующего  принципа: самые древнейшие произведения  - наименее всего устаревшие. Оценка того, что уже пережило несколько столетий и все еще актуально, не забыто, читается с интересом, естественно, может пригодиться и в наше время. Почти в каждой комнате библиотеки находится священная книга Коран (на арабском языке и в переводе И.Ю. Крачковского) и Хадисы.      В правом  углу самой большой комнаты библиотеки расположена классическая восточная литература, представленная  сказочным собранием «Тысяча и одной ночи», как известно, являющейся самой богатой образами книги мира. Кроме этого, здесь можно найти издания на русском и узбекском языках, на латинице и киррилице произведения   Алишера Навои, Фузули, Бабура,  Машраба, Огахий, Хафиза, Омара Хайяма и др.

В его библиотеке можно найти и произведения древнейшего китайского философа Конфуция, например, «Уроки мудрости», изданной в серии «Антология мыслей» в которых  отражены тайны вечной гармонии, почитание природных и душевных сил человека, великая сила, вложенная в человека, от которого зависят слабость и торжество его. В книге Конфуция отец находил  ответы на самые простые и самые сложные вопросы жизни.

Представляет интерес  «Шах-наме»  Фирдоуси в переводе И. Брагинского и С. Шервинского. Вступительная статья И.Брагинского подробно знакомит читателя с творчеством Фирдоуси, дает художественный анализ «Шах-наме», раскрывая особенности композиции и стиля памятника.  Ценность самой вступительной статьи представляет критический анализ русских переводов «Шах-наме», особенности переводов таких переводчиков, как В.Жуковский, М.Лозинский, М.Дьяконова, В.Державина, И.Сельвинского, В.Звягинцевой и др. Книга издана в Москве в 1957 году с красочными иллюстрациями художника Л. Файнберга. В конце книги включен словарь.

Представляет большой интерес издание «Бабур-наме» в переводе М.Салье, изданной академией наук Узбекистана в 1958 году. Это очень красочное издание с великолепными иллюстрациями народного художника В.Е.Кайдалова. В конце книги даны  указатели географических названий и собственных имен. Карта Средней Азии, Кабула и Хиндустан при Бабуре (ХУ1) век). Характерно, что отец старался приобретать издания на разных языках - на узбекском, на русском, на татарском, таджикском, казахском и других  языках.

В этом же отделе находится  «Алпамыш»,  в переводе на русский язык Л. Пеньковским, и изданный «Художественной литературой» в 1958 году. Издание сопровождается прекрасным предисловием и примечанием известного ученого-востоковеда – В.Жирмунского, и словарем слов, которые сохранились в тексте без перевода.  Этот же ряд дополняет «Лирика Алишера Навои» под редакцией профессора Е.Э. Бертельса и М. Пеньковского, изданной в 1948 году. Эта книга представляет ценность еще и тем, что переводчиками лирики Алишера Навои, вошедшее в издание,  были Б.Пастернак, Л.Пеньковский, В.Рождественский и т.д. Этот ряд,   дополняется «Антологией таджикской поэзии (М.1957), в которую  включены как устная поэзия, поэзия Х-ХУ вв., так и поэзия XVI – ХIХ веков., ХХ веков и т.д.

Европейская литература представлена произведениями поэм Гомера – «Одиссея» и «Илиада», передающие всю атмосферу и дух Древней Греции. Рядом расположены произведения древнегреческих  трагиков: Эсхила, Софокла и Еврипида. Большой интерес в этом ряду привлекает также книга «Философы Греции», также изданной в серии «Антология мысли». В эту книгу включены  диалоги Платона, произведения Фукидида, Аристотеля, в которых рассматриваются проблемы логики, этики и эстетики. Представлены произведения древнегреческого  писателя Лукиана, создавшего прекрасные образцы философско-сатирического жанра. Тема его творчества – это религия, философия, литература и искусство. И, конечно, произведения Сократа, наиболее влиятельного и, возможно, важнейшего философа Греции. Неслучайно, отец обратился к его творчеству, написав прекрасное эссе о Сократе.

 Особое место занимает в библиотеке великолепное издание «Всемирной библиотеки», состоящей из двухсот томов, с прекрасными иллюстрациями, примечаниями и комментариями, выпущенное издательством «Художественной литературы». В эту серию включены произведения мировой литературы, начиная с античной, греческой литературы, представлены классическая литература Востока, эпохи Возрождения, Средневековья, 17,18, 19 , 20 века. В эту серию вошли наиболее значительные фигуры мировой литературы. Среди них и Алишер Навои, и Низами, и Данте, и Рабле и т.д.

Особого разговора заслуживают словари.  Отец прекрасно владел узбекским, русским языками, немного владел немецким. Для него  каждое  слово имело существенное значение. Исследователи его творчества подчеркивают оригинальность языка  и стиля произведений  отца. Один из его учеников  с сожалением отметил:  почему Озод Шарарфиддинов не пишет художественные произведения. Ведь он обладает особенным, неповторимым  стилем. Естественно, в каждом слове он искал множество значений. С этой точки зрения заслуживают особого разговора  словари, которые имеются в его библиотеке. Например, это «Древнетюркский словарь», изданный в Ленинграде в 1969 году, «Татарско-русский словарь» (ок. 38 000 слов), изданный в Москве в 1966 г., «Толковый словарь русского языка» под ред. Д.Н. Ушакова в четырех томах (1938 г.), «Толковый словарь» В.М. Даля (1955) в четырех томах, «Словарь русского» языка С.Н. Ожегова в одном томе, «Русско-узбекский» словарь, «Узбекско-русский словарь», «Толковый словарь узбекского языка» под редакцией Ш.Ш Шоабдурахманова (1976), состоящий из более 65 000 слов, изданный в издательстве «Фан» и т.д. Кроме этого, у него были словари немецко-русский, англо-русский, русско-английский, и т.д. Словарь  произведений Алишера Навои, составленный Порсо Шамсиевым, изданный в 1972 году. Естественно, человеку, который так много переводит, иметь в доме словари было крайне необходимо.  Словарь ему был  нужен  для работы, она сразу облегчала ему работу, так как всегда была под рукой. Вот почему он не давал книги кому-нибудь надолго.

Недавно, перебирая папины книги,  я нашла среди большого количества маленьких потрепанных брошюрок огромное количество информации.  Среди них можно найти ценные издания,  например, повесть немецкого писателя Адельберта Шамиссо (19 в.)  «Необычайные приключения Петера Шлемиля», изданный в 1955 году. Это невзрачная, тоненькая  книжечка, с дешевым переплетом.  Однако в нее включено предисловие  Слободкина Г. С подробнейшим анализом текста повести. Это готовый текст лекций по зарубежной литературе, которым можно свободно пользоваться при чтении лекций для студентов – филологов.   Или же, маленькая брошюра член-корр. АН СССР Н.И. Конрада «Проблемы реализма и литературы Востока», которая также представляет огромную ценность для исследователей - филологов. К сожалению, эти исследования сегодня не издаются, представляют библиографическую ценность.

В отделе редких книг можно найти книгу, которая называется  «Гоголь. Материалы и исследования»  под редакцией В.В.Гиппиус. Эта книга издана в 1941 году по распоряжению Академии Наук СССР. Ответственным редактором является Ю.Г. Оксман. В этот сборник включены статьи о жизни и творчестве великого русского писателя Н.В.Гоголя, идейно-художественный анализ таких известных произведений писателя, как «Ревизор», «Женитьба», проза Гоголя, его журналистская деятельность. Кроме этого в эту книгу включены  иллюстрации к произведениям писателя, значение которых состоит в том, что оригиналы их хранятся в Государственном русском музее в Ленинграде. Библиографическая ценность этого издания состоит еще и в том, приведены комментарии  известного ученого – литературоведа Л.А. Динцес.

Особо выделяется книга  А.Н.Веселовского «Историческая поэтика», под редакцией и вступительной статьей В.М.Жирмунского. Это академическое ленинградское издание 1940 года Института литературы Академии Наук СССР.  В это издание включены лекции ученого по истории лирики и драмы, по истории эпоса, разработана тщательно поэтика сюжетов, по истории эпитета и т.д.  Для облегчения понимания «Поэтики» Веселовского в издании даны переводы иностранных выражений и цитат, встречающихся в тексте. Большую ценность представляют и «примечания», так как по сравнению с первоначальными журнальными редакциями текст академического издания заключает ряд  дополнений, внесенных  редактором.

Такое же значение имеет и небольшая  книжечка в твердом переплете, изданная в Ленинграде изд. «Академия» в 1928 году В.Жирмунского «Вопросы теории литературы», которая представляет собой  исследования ученого с 1916 по 1926 годы.  Это издание напечатано  по распоряжению Отдела Словесных  Искусств Академии. Эта книга  находится до сих пор в хорошем состоянии, страницы даже не пожелтели. Эти книги являются образцами исследовательского мастерства.

Прекрасное издание «Литературно-критических статей» французского писателя Поля Лафарга, изданное в Москве 1936 году в издательстве «Художественная литература».  В книгу включен словарь-указатель имен, встречающихся в статьях П.Лафарга. Кроме этого, книга сопровождается подробнейшими примечаниями  и вступительной статьей В. Гоффеншефера.

Большой интерес представляют воспоминания академика И.Ю.Крачковского «Над арабскими рукописями», изданной в 1948 году в издательстве академии наук Москва и Ленинград.  Это третье, исправленное издание с предисловиями ко второму и третьему изданиям. Эта книга настолько тщательно готовилась, что издана под общей редакцией Комиссии Академии Наук СССР, председателем которой являлся президент Академии Наук СССР академик С.И.Вавилов.  Эти издания, фактически формировали у отца эстетический вкус и отношение к хорошему изданию. Обратим внимание, что все эти издания сопровождаются очень подробными предисловиями, комментариями, словарями, примечаниями и т.д. Это свидетельствует о том, что книгоиздательство – это очень сложное  и тонкое  искусство.

В ряду редких книг оказались материалы докладов, прочитанные на сессии отделений Истории и философии, Литературы и языка и Физико-математических наук Академии наук СССР, посвященной 900 летию со дня смерти Беруни, изданной в 1950 году. Или Античная мифология в ее историческом развитии профессора А.Ф. Лосева 1957 г. Представляет немалый интерес «Роман об Александре» и его главные версии на Востоке Е.Э. Бетрельса, изданный в М.Л. в 1948 году, куда вошли поэмы об Александре, написанные до Навои и  «Сади Искандарий» Навои. Или же ленинградское издание «Творчество  Шекспира» автор А.А.Смирнов, вышедшее в 1934 году, куда вошли иллюстрации фотографий актеров, исполнителей главных героев трагедий Шекспира.

            Большую часть библиотеки занимают собрания сочинений классиков мировой литературы. Среди них собрания сочинений Марка Твена,                  Т. Драйзера, Л. Толстого, М.Горького, М. Шолохова, Шекспира, Бальзака, Мопассана, Золя, Фолкнера, В.Скотта, В.Гюго, И.Гончаров, Лескова, Салтыкова-Щедрина, Гоголя, Пушкина, Лермонтова, О.Генри, Конан Дойля, Генриха Манна, Томаса Манна, Цвейга, Стендаля, А.П.Чехова, М.Шолохова, А.Толстого, Мамина-Сибиряка, Герцена, Белинского, Гегеля, и т.д.

            Библиотека «Дружбы народов», содержащая произведения С.Дангулова, Ю.Рытхэу, Ю.Трифонова, М.Траат, Ч.Айтматова, Б.Слуцкиса, З.Скуиня, А.Кима, О.Челидзе, Б.Окуджава, Н.Думбадзе и т.д.

Библиотека современной зарубежной классики, серия исторических романов о Дм. Донском, Степане Разине, Радищеве, Петре  Первом, казахские исторические романы, грузинские исторические романы и т.д.

Великолепная серия «Мастера современной прозы», куда вошли избранные произведения японского писателя Я. Кавабата, американского – У.Фолкнера, аргентинского – Х.Картасара, итальянского – А.Моравия, немецкого – Г.Белля и др. Интересны серии «Американский детектив», «Английский детектив» и т.д.

Серия лауреатов Нобелевской премии. Она представляет избранные произведения норвежского писателя Кнута Гамсуна, арабского –  Нагиба Махфуза, русских – И. Бунина и А. Солженицына, американского – Сол Беллоу и др.

В отдельном месте в шкафах сохраняются книги узбекских писателей. Многие из них с авторской надписью. Это книги Абдуллы Каххара, Айбека, Г.Гуляма, Миртемира, М. Шейхзаде, Аскад Мухтара, Зульфии, Хамида Алимджана, Адыла Якубова, П.Кадырова, А.Арипова, Э.Вахидова У.Хашимова и т.д. Несколько изданий романов А.Кадырий. Чулпана, А.Фитрата и т.д. Подарив книгу «Вам песни мои» Зульфия пишет: «Озоджон!. Многие из этих стихов вам знакомы. Тем не менее, я дарю вам эту книгу. Что есть лучше, чем книга, которую можно подарить своему другу». Абдулла Орипов, подарив книгу стихов «Лицом к лицу», пишет: «Озод ака!.  Эта книга – один из ваших плодов» (1978 г.) Саид Ахмад в книге «Потерянные и приобретенные» (Йукотканларим ва топганларим») пишет: «Мой друг, Озад! Прочти книгу о тех, которые хорошо знакомы тебе». Для А.Арипова отец – это всегда и учитель, и отец, которых он никогда не разделял. П.Кадыров в книге «Она лочин видоси» пишет: «Мой друг, Озад! Всегда благодарен за то, что вы первым проложили дорогу этому роману. С пожеланием здоровья и совершенства». Или У.Хашимов: «Великому ученому, бесценному учителю Озод ака, с уважением и с любовью».

Особого разговора заслуживают энциклопедии, которые находятся в этом же ряду: «Театральная энциклопедия», «Краткая литературная энциклопедия», «Детская энциклопедия» в 10 томах, «Энциклопедия литературных героев», «Зарубежная литература»,  «Все шедевры мировой литературы. Сюжеты и характеры»,  «Звезды мировой философии», «Шахматы», Энциклопедический словарь под ред. А.Е. Карпова. «Энциклопедия мудрости» и т.д.

Только о шахматах отцом собраны сотни томов. Например, это серия «Выдающиеся шахматисты мира», рассчитанная на шахматистов высокой квалификации. Например, это книги Йожефа Хайтуна о гроссмейстере Портише; книга Б.С. Вайнштейна, посвященная Э. Ласкеру;  книга В.Н. Панова о  кубинском шахматисте Хосе-Рауле Капабланке. Это биографические очерки о чемпионах мира, воссоздающие драматическую картину борьбы за первенство, которую  в течение многих лет они вели за шахматной доской.  Эти книги ценны своими приложениями о турнирных и матчевых результатов шахматистов.  Они знакомят читателя  с большим вкладом героев этой серии в теорию шахмат. Как известно, отец был заядлым шахматистом, и естественно, эти книги ему приносили  такую радость, которую способны принести человеку произведения искусства. Рядом с этими изданиями расположены авторефераты кандидатских и докторских диссертаций, изданных в 50- годы в Москве, Ленинграде и в Ташкенте. Содержание этих авторефератов отражают состояние научной мысли в Узбекистане, начиная с пятидесятых годов до настоящего времени.

Особый интерес представляют  учебники и хрестоматии  по зарубежной, русской  и узбекской литературе. Представляет невероятный интерес с точки зрения литературоведческого анализа, учебник  профессора И.М. Тронского  «История античной литературы», изданной в Ленинграде в 1947 году. В этом учебнике тщательным образом исследуются Греческая и Римская литературы, начиная с долитературного периода античной литературы до ее позднейших времен. В конце имеется  подробный указатель авторов и заглавий анонимных произведений. Включен список важнейших переводов греческой и римской литератур, список важнейших пособий по греческой и римской  литературе, изданных как в России, так и за рубежом. Кроме этого в библиотеке  есть учебники по зарубежной литературе Средневековья, Эпохи Возрождения, XVII века, XVIII века, IХХ века, ХХ века. Учебники по истории русской литературы, узбекской литературы, теории литературы, Введение в литературоведение.

О библиотеке Озода Шарафиддинова можно рассказывать бесконечно, так как мы являемся свидетелями бесконечного количества книг. Сколько осталось еще не охваченных нашим вниманием книг. Это книги о мировых религиях, это серии «Жизнь замечательных людей»,  приключенческая литература для детей, серия «Сто великих», книги, посвященные истории, географии, зоологии, математике. Обширное литературоведение на узбекском, русском языках занимает несколько шкафов в библиотеке. Собственные произведения отца занимают не одну полку в библиотеке.

Заканчивая разговор, хотелось бы отметить, что отец заполнял библиотеку не случайными книгами.  Он всегда придерживался четкой, продуманной концепции, определенной логики, приобретая их, на мой взгляд, думал не только о себе, но и о будущем поколении.

 

 

М. Шарафутдинова