душ


В детстве его кумиром был Том Сойер. Он вспоминал, что по характеру был очень  похож  на  этог   несносного маль-

чишку, а в одиннадцатилетнем возрасте даже хотел сбежать на Миссисипи, чтобы встретиться с любимым ггероем и вместе искать клад. План побега был раскрыт, ззаготовленнне сухари обнаружены, а сам беглец получил оот мами хорошую взбучку.


ПРАВДА ВОСТОКА    24 февраля 2009 года


Целитель


Целитель

человеческих душ


Ташкентский областной информаци-онно-библиотечный центр "Турон" провел научно-практическую конференцию, посвяшенную памяти Героя Узбекистана, заслуженного деятеля науки, педагога, литературного критика и переводчика Озода Шарафутдинова,

Редактор журнала "Мировая литература" на узбекском языке, автор ряда произведений о выдающихся представителях узбекской интеллигенции, репрессированньк в 30-е годн, Озод Шарафутдинов был человеком редкой эрудиции, "легкого пера", сильного и пытливого ума, обладал талантом эссеиста и огромной трудоспособностью. Он открыл узбекскому народу имена, которые, казалось, были навсегда вычеркнуты из истории: Чулпон, Фитрат... Им написано множество научных статей и публицистаческих произведений: "Время. Сердце. Поэзия", "Первое чудо", "Счастье познания творчества"…

Озод Шарафутдинов для бибяиотеки "Турон" был не просто читателем, но и большим другом, постоянно участвовал во всех мероприятиях. Он был своего рода центром притяжения для творческих и мысляших людей,  неравнодушннх к судьбе Родини, разделявших его взгляды на культуру, литературу и библиотечное дело, пропагандистом которого всегда был. Он уже многолет назад понимал, что  престиж библиотечного дела и кутльтуры чтения нужно поднимать на качествеино новый уровень.

-  Озод      Шарафутдинов     был        учителем


нашего поколения. Мне довелось работать вместе с ним на одной кафедре после защиты им диссертации в Московском ииституте мировой литературы, - рассказал литературовед,  лауреат премии имени Беруни профессор Наим Каримов. - Он был полон впечатлений и идей. И это оказало огромное влияние на развитие узбекской литературы. Он стал своеобразным камертоном. На его мнеиие опиралась литературная критика, он был вне времени и идеологии. Для него имели значение только художественные критерии  произведения.

- В одной из статей Озода Шарафутдинова назвали "Последним джадидом", и это очень здорово подмечено, - считает директор Национальной бнблиотеки Узбекистана имени Алишера Навои Абдусалом Умаров. - Это был талантливый критик, я бы даже назвал его социальным работником, ведь он лечил души человеческие, был пропагандистом творчества тех деятелей литературы  и искусства, которые были  незаконно ререссированы. В 60-е годы он собрал и издал пронзведения Чулпона, Фитрата и многих других, за что попал в немилость. Несмотря на это продолжал работать, внеся огромную лепту в новое течение современной узбекской лнтературы. Его критика и авторитет повлияли на процесс, поднявший отечественную литературу на качественно иовый уровень.

В последние годн жизни Озод Шарафутдинов проявил себя как блестящий публицист,   поднимавший социальные и политические проблемы. А в жизни это был очень скромннй человек. Когда в канун семидесятилетия ему был вручен орден "Буюк хизматлари учун", он во всеуслышание сказал: "Если бы Бог дал мне еще хотя бы десять лет жизни, я бы показал,  на что способен". Он продолжал работать несмотря на болезнь и страдания. Это был человек очень сильный духом. Его жизнъ, гражданский и человеческий подвиг - прекрасный пример для сегодняшней молодежи.

Так же,  как Озод Шарафутдинов, считаю себя другом библиотеки "Турон", на мероприятиях которой мы и познакомились. Многие мои произведения я впервые исполнила именно здесь, - рассказала      заслуженный      деятель      искусств

 
Узбекистана, заведущ,ая кафедрой эстрадного исполнительства Государственной консерватории республики композитор Дилором Амануллаева. - 06 этом человеке можно говорить много. С ним можно было беседовать на любую тему. Меня поражало, что он был по-настояшему человеком XXI века, знавшим не только свою профессию, но и прекрасно разбиравшимся во всех явлениях жизни, видах искусств. Мы часами беседовали о современной музыке. Я очень счастлива, что была с ним знакома.

- Быть дочерью такой личности, как Озод Шарафутдинов, - очень большая ответственность, - подчеркивает заведуюшая кафедрой публицстики и литературо-ведения Узбекского государетвенного уни-верситета мирових языков Мухаббат Шарафутдинова. - Перед моими глазами на-всегда останется образ большого ученого, каким он оставался несмотря на тернии и преграды. Но какими бы они ни были тяжелыми, он по каждому поводу имел собственное мнение и оставался самим собой. Не идти на компромиссы очень трудно, но для папы это было его судьбой. Все его награда - это минута славы, за котарой стоит долгий и упорний труд. У него был четкий график и в последние годы, когда его преследовала тяжелая болезнь, он ценил каждую минуту. Самые свои лучшие работы, переводы он создал именно в этот период, Он совпал с независимо-стью, когда появилась возможность высказать все то, что он до сих пор не мог сказать открыто, свободно. Одну за другой он пишет работы "Постигая Чулпана", "Раздумья на перевале", "Счастье познания твор-чества", удостоенную Государственной премии. А переводы? Гоголь и Голсуорси, Толстой и Бжезинский, Войнович... Список сделанных им переводов произведений составляет около девяти страниц!

"Прожитые годы - большой срок,   -    говорил он. -   Считаю,  что  перемены  необходимы.   Я   не боюсь меняться.  В любом  случае я ни о чем не жалею".  

                                   Ирина Рибар.  

                          Фото из архнва

                              Ташкенккого областного

                                               ИБЦ "Турон".