|            
Главная Библиотека Новости Отзывы DL Каталог

 
  Навигация  
  История Нормативные документы Основатели Структура Читатели О нас пишут… Миллий матбуоти Видные деятели Галерея Контакты 2017 год — «Год диалога с народом и интересов человека» Советует методист Интерактивные услуги Выставка новых книг  
 
  Новости  
 
2017-07-13 15:20:22
Информационно-библиотечный центр “TURON” Ташкентской области принял участие в создании передвижной библиотеки на базе детского оздоровительного лагеря “Алокачи”...
2017-06-29 10:49:19
В 2017 году с 3 по 11 июня прошел третий международный профессиональный форум в городе Судак Республики Крым, Россия «Книга. Культура. Образование. «Инновации» («Крым 2017»).

 
ЗАКИРОВА ГАВХАР АКМАЛОВНА

ЗАКИРОВА ГАВХАР АКМАЛОВНА

(1949)

 



 

 

Биография: Родилась 10 сентября 1949 года. В 1956 году пошла в среднюю школу №137 и закончила ее в 1966 году. В этом же году поступила в Политехнический институт на факультет Гидрогеология и инженерная геология. В 1967 году оставила это учебное заведение и поступила в Театрально-художественный институт им. Островского (ныне – институт искусства имени М.Уйгура) на факультет актера драмы и кино. В 1971 году окончила институт и была принята в труппу Узбекского академического театра имени Хамзы (ныне – Узбекский академический национальный театр). В этом театре продолжаю работать и до сих пор. На сцене театра сыграла более ста разнообразных ролей узбекской, зарубежной и русской современной и классической драматургии. Это были трагические, характерные и комедийные роли, такие как Амалия в “Разбойниках” Шиллера, Дездемона в “Отелло” Шекспира, Виргилия в “Кориолане” Шекспира, Теодора в “Фата Моргане” Д.Соломона, Лаура в “Стеклянном зверинце” Т.Уильямса, Дайя в “Натане Мудром” Лессинга, Гульбахор и Джамиля в “Бае и батраке” Хамзы, Кумуш в “Минувших днях” Аадыри, Зарифа “И дольше века длится день” Ч.Айтматова, Мехри в “Бунте невесток” С.Ахмада, Женщина в спектакле “Врата судьбы” Ш.Башбекова, Лиза Протасова в “Живом трупе” Л.Толстого, Агафья Тихоновна в “Женитьбе” Гоголя…

Я также снималась в художественных, видеофильмах, телеспектаклях, таких как “Подарю тебе город”, “Фауст”, “Шайтанат”, “Сарвиноз” и другие.

Мой муж Джамшид Закиров – заслуженный артист Узбеекистана, актер театра и кино. Сын Жавохир – тоже актер. Дочь Охиста – искусствовед.

В спектаклях “Врата судьбы”, “Мечта моего мужа” С.Имамова мы играем в паре с мужем. Эти спектакли для двоих. В 2005 году мы сыграли еще один антрепризный спектакль на русском языке. Это пъеса Дарио Фо и Франка Раме “Свободная пара”.

Более трех лет я вела на телевидении программу “Мультипанорама” для детей. 3 года назад у меня появилась возможность попробовать себя в роли журналиста. Сначала я вела на радио “Сезам” авторскую программу “Утренний гость” и вот уже два с лишним года эту же передачу представляю на радио “Навруз”. В 2004 году также провела цикл передач о брошенных и беспризорных детях под названием “На поверхности земли”.
Я – заслуженная артистка Узбекистана. За роль Гульнор в спектакле “Священная кровь” была удостоена Государственной премии имени Хамзы. И все-таки считаю, как сказал В.Гюго, что “Лучшие годы те, что еще не прожиты”.

Мой девиз – Победитель тот, кто знает что будет делать после поражения.

Жизненное кредо: Выполнить свое предназначение.

Мечты: Хочу сказать словами великого артиста Лоуренса Оливье “Я должен играть, чтобы жить”.

Размышление о культуре: Артист – это судьба. Я люблю свою профессию и бесконечно предана любимому делу. Было время, когда было совсем плохо и трудно. Но я всегда вспоминала слова Нины Заречной из “Чайки” Чехова: “Главное в нашей профессии не успех, не аплодисменты, а вера. Терпеть и веровать!”. И я верую. Можно вздыхать, что тебе 50, а можно искать в каждом прожитом дне новую остроту зрения, глубину, мудрость. Ведь актером человек становится и потому, что обладает повышенной чувствительностью, ранимостью. Что главное в артисте? Сострадание к людям. Мы – артисты с подмостков сцены, говорим о любви к жизни, к людям. Театр хоронят уже много десятилетий, но он живет! Живет, чтобы достучаться до сердец. И когда зрители выходят из зала, очень хочу, чтобы им хотелось быть лучше. Ведь слово от сердца попадает в сердце.

 

Монолог актрисы

 

Страшно сказать, я уже 32 года работаю в театре. Мы успели застать корифеев этой сцены, тех, кто стоял у истоков, кто возводил фундамент академического национального театра им. Хамзы.  Это были удивительные люди – они были одержимы своей профессией, искренне любили свое дело и отдавали себя этой работе до конца, без остатка.

Часто задают вопрос – кто Ваш мастер, педагог? У нас такая профессия, что актер актера редко чему-то учит, но работая с большим мастером, профессионалом на одной сцене, видя, как он репетирует, как он отдает всего себя, как он ищет, каждый день привнося что-то новое, интересное, то, не желая того, невольно вберешь у них очень много, это откладывается в глубинах памяти, на сердце, в  душе, и когда нужно, это стреляет, всплывает.

Работая с такими трагиками, как Шукур Бурханов, Олим Ходжаев, Кудрат Ходжаев , мы учились драматизму. Играя с Гани Агзамовым, Наби Рахимовым, мы учились  работать в комедийных спектаклях, играть комедийные роли, потому что заставить зрителя плакать легче, чем заставить его смеяться.

Сложно заставить смеяться – человек может прийти не в настроении, и сделать так, чтобы зритель полностью поддался, чтобы актер захватил до конца, чтобы он забыл все на свете и шел за вами – это великое искусство и высочайший профессионализм. Этому всему я училась у них. И поэтому я с удовольствием взялась за предложенный мне проект – написать о наших великих актерах.

Я хорошо знаю актерскую кухню, я писала как бы изнутри – и как об актере на сцене, и как о человеке.

Я знаю, как тяжело сделать роль хорошо - по большому счету хорошо. Бывают удачные роли, бывают неудачные, но к каждой роли  актер подходит ответственно и пытается сделать все от него зависящее. Режиссерское решение ли, слабая драматургия – иногда получается неудачно, каждый спектакль не может быть шедевром. Но даже каждая неудачная роль – ступень для актера, на неудачах тоже учатся, а актер всегда должен двигаться вперед.
Я до сих пор очень живо вспоминаю о многих произошедших здесь моментах - и рассказанных нашими старожилами, и пережитых лично мною. Зикир Мухамеджанов об очень многом  рассказывал...

В роли Отелло знаменитый актер Аброр Хидоятов был высоко оценен всем миром, это была его уникальнейшая работа. Он буквально погружался в роль. Я видела, как он приходил, готовился к спектаклю, и как после спектакля он умывался, долго сидел в гримуборной, а потом, отрешенный,  со своей женой Сарой Ишантураевой, игравшей с ним Дездемону, пешком шли на трамвайную остановку, садились в трамвай и ехали домой...

Каждый раз одну и ту же пьесу играешь по-разному. Актер взаимосвязан со зрителем, он не может быть сам по себе, а зритель сам по себе - они неотделимы.  Вот если удается  взять зрителя  под свою власть,  тогда он с вами идет до конца.  А взять его трудно, надо заставить его слушать, поверить в то, что  происходит на сцене, и потом наступает идеальная тишина, чувствуется дыхание зала, зритель прикован и улавливает любое движение.

Гани Агзамов великолепно владел искусством единения с залом. Если на какую-то запрограммированную на смех реплику зритель вдруг не реагирует – прошло мимо, не услышали, то Гани-ака играл что-то другое, потом возвращался и так подавал эту реплику, что хохот стоял неимоверный. Он не играл дальше спектакль, он возвращался, и  добивался своего. В этом высокий актерский профессионализм (ну не засмеялись, не получилось, пойду дальше), нехалтурное отношение к своему делу. Если зритель должен смеяться, он будет смеяться в нужном месте. Он добьется этого.

Мне есть с чем сравнивать...

Мы работаем с молодыми, они еще ничего не видели, мало знают, говорят - вы одержимые. Сейчас молодежь не такая, они немножко другие, но я думаю, это придет со временем. Когда актер идет на какие-то жертвы ради своей работы – не ездет на съемки ради работы в театре, в ситуациях, когда актер не может играть, но считает себя обязанным это сделать, он должен преодолеть себя – ведь зритель ни в чем не виноват, он пришел смотреть  спектакль, и ему неважно, что вы себя плохо чувствуете, у вас плохое настроение, вы перебарываете себя, вы работаете, и когда вы несмотря ни на что сполна отдаетесь, а в конце получаете благодарные аплодисменты, то понимаете, что не зря занимаетесь этим делом.

Был такой случай. В 50-е годы, в день спектакля у Обида Джалилова умерла дочь. У нас такой закон – до 12 часов актер может сообщить, что у него что-то произошло, еще можно поменять спектакль, предупредить актеров. Позже это уже невозможно. Девочка умерла в 5 часов вечера, он накрыл свою дочку, пришел в театр, сыграл спектакль, никому ни сказав ни слова, и только после спектакля сообщил коллегам, что произошло. Это проявление высочайшего профессионализма, необыкновенное, честное до конца отношение к своей работе, когда человек себе ничего не позволяет. А сколько случаев, когда актер играет с высокой температурой, она исчезает, когда актер выходит на сцену, а потом появляется снова.

Театр для актера просто необходим. Это кухня, где в результате каждодневной работы приобретается мастерство. Каждый день – разные роли, разные спектакли, это очень стимулирует. Постоянный физический и эмоциональный тренаж. Актеру нужна постоянная репетиция и работа.

Если что-то не получилось сегодня, то завтра вы исправите, вы каждый день, каждый раз пробуете что-то новое, ищите, импровизируете. Очень большая разница между премьерным спектаклем и спектаклем десятым, двадцатым. Он как бы поднимается по нарастающей, делается все лучше, актер становится свободней, он не зажат.

У нас шутят, что в театр нормальные люди не приходят. Приходят только больные и одержимые искусством. Иначе нельзя заниматься этой профессией. Но я счастлива тем, что выбрала именно ее, увидела  великих мастеров, о которых я писала, это была моя дань им, я бы с удовольствием сделала для них еще больше, потому что театр – это сегодня и  сейчас,  а завтра – другие люди, молодежь, одно поколение уходит, приходит новое, набивает свои шишки. Театр – живой организм. И когда актер уходит, о нем забывают, хорошо, что помнит старшее поколение. Я вспомнила о них еще раз, и это было для меня очень важно, я делала это с великим удовольствием.

Театр – это наша любовь, боль, горечь, радость. Было очень много счастливых моментов, и очень много горьких. Очень много несыгранных ролей. Без  этого нельзя, это – жизнь.

У нас с мужем была давнишняя мечта – работать в паре, и она осуществилась. Спектакль «Врата судьбы» Шафара Бошбекова мы почти 12 лет  играли  вдвоем с Джамшидом Каримовичем Закировым.  Вдвоем мы играем в пьесе Санжарали  Имамова «Мечта моего мужа», у Пуаре в «Семейном уик-энде».

У меня нет любимой роли. Каждой роли отдаешь столько труда, нервов, здоровья, каждая роль очень много требует. Очень сложно отделить.

Популярность... Неправда это, популярность никогда не тяготит, она всегда приятна. А зачем заниматься этой профессией, если актера не знают, не узнают на улице. Актера можно любить или не любить, но он должен вызывать какие-то эмоции, знать, что не зря работает, иначе  нельзя заниматься этой профессией.

Я стараюсь театр и семью как-то собрать вместе, но моя семья имеет для меня особое значение.  Я очень много уделяла времени театру, сейчас я очень переживаю, что мало времени отдавала детям. Или время было такое, или мы были такие ненормальные, что отдавались театру без остатка. Дети скучали, мало нас видели, а я бы хотела дать им больше.

Но детей мы воспитывали не словами, а поступками. Они видели, как мы честно относимся к работе, и мне очень приятно, что и свою работу они стараются делать также. Наш сын – актер, дочь – искусствовед. Они очень добросовестно и честно относятся к своей работе, они не могут позволить себе делать что-то просто так, спустя рукава. Меня это радует. Дети – наши самые первые и главные критики. Сын -  очень талантливый актер, я считаю, что в этом деле он пошел дальше нас. Хочется еще, чтобы ему сопутствовала удача. Очень сильно переживаю за своих детей и хочу, чтобы у них все получилось. Хотя у нас тоже не все сразу получилось, мы долго шли к успеху. Имея такую фамилию, нам и труднее, нам постоянно приходится доказывать, что мы не просто так носим ее, что достойны ее. И когда это доказываешь и заставляешь забыть о фамилии и видеть в тебе только актера, это здорово, хорошо.

Грех лукавить, жизнь моя состоялась. Если бы только у моих детей было все чуть-чуть получше, я бы ощущала себя уверенней. Как мать, я  очень переживаю за них, у них еще не все так, как мне бы хотелось, это очень меня гложет.

Я из тех женщин, которые мало следят за собой. Это для меня никогда не было самым главным. Я, наверное, дочка своей мамы – она и губы никогда помадой не красила. Мне нравится одна фраза Коко Шанель: «Девушка в 20 лет выглядет так, как ее создал Бог, в 30 – так, как она этого хочет, а 50 – так, как она этого заслуживает». Я надеюсь, что может быть я выгляжу гармонично и достойно  для своего возраста.

Нет женщин некрасивых, есть женщины ленивые. Меня профессия заставляет следить за собой, обязывает всегда хорошо выглядеть. В чем виноваты люди, почему они должны видеть меня неухоженной? Они должны видеть меня не только как актрису, но и как красивую женщину. Поэтому я  держу марку, стараюсь выглядеть так, чтобы никого не разочаровывать.

 

(Сведения получены из ИНТЕРНЕТА)

 

 

 

Логин:
Пароль:
Регистрация
 
  Поиск  
 
Наименование:
Автор:
Категория:



 
All rights reserved. turonlib.uz